Опубликовано: 1150

Чет и нечет

Чет и нечет

Вопрос: Почему мои бывшие женщины не объединились против меня единым фронтом?

Ответ: Они предпочитают двухпартийную систему.

Этой зимой компания моих знакомых ездила в Альпы. Так уж случилось, что среди них было целых три моих бывших подруги. Точнее говоря, это были женщины, имеющие в моей биографии порядковые номера «2», «4» и «6».

Когда живешь в таком тесном провинциальном городке, как Лондон, надо привыкнуть к тому, что все кругом знают друг друга. Ну, возможно, не все: наперсточники на Лестер-сквер, русские мафиози и менеджеры телефонной компании, уже год пересылающие по кругу мою жалобу на ошибочно выставленный счет, похоже, друг с другом не знакомы или очень удачно притворяются.

Я имею в виду, что друг друга хорошо знают все, с кем знаком я. Как следствие, все мои бывшие женщины при встрече улыбаются друг другу и интересуются, от какой диеты может появиться такой восхитительный, чуть желтоватый цвет лица.

Приятно сознавать, что в отношениях моих бывших подруг нет места вражде и ревности. Однако тот факт, что в приятной горнолыжной компании не нашлось места для женщин с нечетными номерами, навел меня на размышления. Видимо, девушки подружились между собой не только на почве любви к горным лыжам. Похоже, они подружились против тех, других, нечетных.

Я составил список и закричал: «Эврика!» – мои четные и нечетные женщины тусовались отдельно друг от друга, двумя четко очерченными стаями.

Легко себе преставить, откуда берется эта закономерность. Когда первая подруга уходит из вашей жизни, уступая место второй, между двумя дамами не может не возникнуть обиды. Оставленная женщина не прочь отомстить новой любовнице как минимум за то, что эта гадина смягчила вам заслуженные душевные мучения после разрыва. Она надеется, что судьба отплатит обидчице по заслугам.

Отмщение судьбы приходит в лице женщины номер три: таким образом, первая и третья подруги автоматически приобретают общие интересы. Номер два, впрочем, недолго останется без компании: на горизонте появляется дама номер четыре, цикл повторяется вновь, а первая и третья, теперь уже обе бывшие, тянутся друг к другу все сильнее. Вскоре к ним присоединяется пятая.

Таким образом, бывшие подруги автоматически формируют две партии. В зависимости от порядкового номера текущей женщины эти партии переходят от власти в оппозицию: одна торжествует, другая готовится к реваншу. Возможно, что двухпартийные системы ведущих демократических держав образовались по такому же принципу.

Республиканцы и демократы в США сменяют друг друга у власти не потому, что избиратели никак не решат, какую страну – Югославию или Ирак – гуманнее забросать ракетами воздух–земля (в конце концов всегда существует какой-то третий вариант, способный консолидировать элиту).

Но партий именно две: политики, проигравшие прошлые выборы, объединяются с теми, кто намерен выиграть следующие, против тех, кто сегодня упивается властью. Такая система, говорят, способствует гражданским свободам: если бы эти алчные и тщеславные люди объединились против нас, было бы гораздо хуже.

К чему я и клоню. Представьте себе ужасную картину: все дамы, с которыми вы были близки, собрались в большом зале и обсуждают вашу персону, задорно издеваясь надо всем, что когда-то было для вас свято. Наружу выходят все ваши мелкие обманы, хвастовство, тщеславие и интимные провалы.

Я краснею при одной мысли о том, что такое возможно. Сделанное мною открытие снимает с мужского подсознания тяжелый груз: к счастью, не все секреты раскроются. В борьбе двух партий должны быть свои военные тайны.

Проверьте мою теорию немедленно. Если у вас что-то не сошлось, возможно, вы просто сбились со счета женщин – или сами женщины неточно информированы о хронологии. Я, с вашего позволения, не стану ждать, пока вы тоже завопите: «Эврика!»

Сегодня я договорился выпить пива с давнишним приятелем. Мы познакомились, когда от него ушла подруга, моя бывшая любовница. Я был ее третьим мужчиной. Мой приятель – пятым.

Иногда мы вспоминаем ее забавную манеру напевать вполголоса во время секса, и это общее воспоминание нисколько нас не ранит. Наоборот – мы над ней добродушно смеемся.

Источник: GQ

Загрузка...