Опубликовано: 5102

Броши: история и современность

Броши: история и современность

При слове «брошка» до недавнего времени вспоминались только, пожалуй, словосочетания «бабушкина брошь» да с легкой руки Аллы Пугачевой «мадам Брошкина».

Однако мы все, так или иначе, носили брошь и ее разновидности: значки октябрят и комсомола, любимых музыкальных групп и футбольных команд, и просто значки с именами. Тем, кто постарше, мамы в детстве прикалывали брошь к зимней шапочке.

Брошь переживает второе рождение в наши дни, стало актуально украшать одежду самыми разнообразными ее представителями.

Начав свой путь еще в бронзовом веке, пять тысяч лет назад, в качестве обычной застежки для одежды, она доросла до сольной партии в симфонии ювелирных украшений. Застежка получила название фибулы (лат. fibula – шпилька, застёжка).

В бронзовом веке фибулы были распространены в Скандинавии, Венгрии, Северной Германии, а позже, в железном веке, практически повсеместно на территории Евразии. Составные части фибулы – это игла; дужка, или корпус; желобок (иглодержатель, предохраняющий фибулу от расстегивания и кожу от царапин); пружина, соединяющая иглу с дужкой-корпусом.

Кроме фибул, были и простые платяные булавки – иглы, оканчивающиеся чаще металлическим шариком, богато изукрашенным.

Фибулы имели несколько разновидностей: венгерские фибулы делались из одного куска проволоки, причём один конец дужки, сделав короткий спиральный оборот, переходил в иглу, а другой, также закрученный спирально, служил иглодержателем. Эта конструкция напоминает традиционную английскую булавку-пинку.

Скандинавские и кельтские фибулы отличаются тем, что игла и дужка не составляют одного целого. Дужка здесь представляет собой полумесяц или круг, который удерживает иглу, скрепляющую ткань. Греческие фибулы состоят преимущественно из двух или четырёх спиральных кружков, соединённых вместе.

Игла выходит из одной спирали и укрепляется на другой. В древнейших италийских фибулах иглодержатель образуется несколькими оборотами спирали. В дальнейших модификациях спиральный иглодержатель заменяется сначала круглой плоской пластинкой, затем пластинкой с загнутыми краями, образующими желобок.

Все эти части фибулы подверглись многочисленным изменениям, которые особенно отразились на корпусе-дужке, игравшей роль украшения, и на иглодержателе и пружине, от устройства которых зависела практическая пригодность фибулы. Каждая эпоха оставила на фибуле отпечаток своих эстетических и религиозных воззрений, технического развития, поэтому фибулы имеют огромное значение для доисторической хронологии.

В Древней Греции и Риме фибулы получили широчайшее распространение благодаря одежде свободного кроя. Чаще всего это был просто прямоугольный кусок ткани, который складывался пополам и закреплялся на плечах.

Женщины носили фибулы как на верхней, так и на исподней одежде, мужчины же только на верхней, закрепляя их на одном плече. Простые люди носили бронзовые фибулы без украшений; те, кто мог себе это позволить – из драгоценных металлов, иногда инкрустированные самоцветами и драгоценными камнями, украшенные литыми фигурками людей и животных, орнаментом, цветным стеклом.

Стекло ценилось наравне с ювелирными камнями, поэтому часто можно увидеть его рядом в одном украшении с сапфирами и изумрудами. Шотландские кельты скрепляли фибулой свои накидки, и если воин погибал, не оставив после себя никакого богатства, кроме славы и доблести, то на деньги от продажи фибулы ему и устраивали похороны. Фибула была не просто дорогим украшением, но и показателем положения в обществе.

Брошь VII века в виде диска из Виттислингена, хранящаяся в Национальном музее ранней истории Баварии в Мюнхене, показывает высокое мастерство знаменитых баварских ювелиров. Золотая брошь изукрашена филигранным орнаментом из золотых проволочек, инкрустирована красными гранатами – весьма популярными в то время камнями.

Фибулы просуществовали вплоть до раннего средневековья, до XIII века, в качестве застежек плащей, а также накидок (плювиалей) католических священников. Плащ застегивали на груди или плече, а облачения священников – только на груди.

Были и парные фибулы, которые соединялись друг с другом цепочкой. Ювелиры раннего средневековья использовали для изготовления фибул тонкое листовое золото, драгоценные кабошоны, жемчуг, античные геммы и камеи; украшали их филигранью и цветной эмалью.

Изменения в социальной жизни Европы приносят изменения в моду и в ювелирные изделия. Появляются аграфы – нарядные застежки или пряжки на одежде. Они служат не только украшениями, но и застегивают отворот шейного выреза в женской одежде.

Значительно расширилась тематика изображений: кроме простых узоров появляются изображения цветов, символов, сцен духовного содержания (не только в одежде духовенства), надписи (духовного, любовного содержания, девизы).

Особо популярны были изображения цветов и листьев, стрел, ключей и т.д. Такие аграфы были традиционным подарком возлюбленным дамам.

В XIII веке преобладают аграфы из золота и драгоценных камней, в XIV-XV веках – из серебра с эмалью. К прекраснейшим драгоценностям средневековья принадлежат пластически моделированные, эмалированные по золоту аграфы работы бургундских мастеров начала XV века.

Наряду с фигурными мотивами из Библии и церковной истории они украшались изображениями сказочных животных и птиц, излюбленными женскими образами и цветами. Эти роскошные украшения часто приносились в дар фавориткам французского королевского двора.

В эпоху Возрождения застежки и аграфы сдали позиции, и на первом месте оказались подвески. В XVII веке разнообразные платяные булавки вернули былую популярность, но уже в виде брошей. В женской одежде появилось множество складок, драпировок, которые требовалось чем-то скреплять. С этой задачей справлялись броши, органично вписавшись в стиль барокко, расцветший в эпоху Ренессанса пышным цветом.

По легенде броши ввела в моду придворная дама Людовика ХIII мадам де Савиньи. «Брошь Савиньи» состояла из двух частей: к верхней, напоминающий бант, крепилась подвеска. Такая форма возникла из-за привычки привязывать к одежде подвески атласными лентами. Часто броши просто пришивались на платье.

Чем пышнее платья требовалось носить по моде, тем роскошнее становились ювелирные украшения. Это были уже не те строгие готические силуэты платьев былого и не те канонические фигуры святых на эмалевых брошах.

Строго симметричные, богато украшенные разноцветными сапфирами, изумрудами, рубинами, бешено популярным жемчугом, теперь они подчеркивали декольте и шею. Обратная сторона брошей декорировалась эмалью.

Аграфы, ставшие украшением не только одежды, но и прически и головных уборов, а также пряжки и броши повторяли одни и те же мотивы: гирлянды цветов и венки листьев, плоды и раковины, завитки и банты. Брошь стала исключительно женским украшением.

Во второй половине XVII века ювелиры использовали, в основном, алмазы, ограненные розой, а в XVIII веке им на смену пришли алмазы близкой к современной бриллиантовой огранки. Аграфы сохранили свою утилитарную функцию в редких торжественных случаях. Такова бриллиантовая пряжка-аграф из серебра и золота из алмазного фонда России.

Она изготовлена ювелиром Иеремией Позье около 1750 года и имеет длину 25 см. Пряжка-аграф представляет собой бант, состоящих из трех пышных, соединенных посередине ветвей, усыпанных индийскими и бразильскими бриллиантами. Эта великолепная вещь принадлежала императрице Елизавете Петровне и скрепляла коронационную мантию.

Мода на цветные драгоценные камни отразилась в броши «Большой букет» из того же собрания. Она изготовлена в виде букета цветов, перевязанных лентой; однако теперь известно, что бриллианты в этой броши прозрачные, а под ними подложена цветная фольга.

Но и бриллианты на какое-то время, с приходом в моду стиля ампир, были вытеснены более лаконичными и строгими материалами: полудрагоценными и поделочными камнями, на которых вырезали изображения – геммы.

Геммы с выпуклой резьбой назывались камеями, а с углубленной – инталиями. Камеи стали чрезвычайно популярны в Европе, а затем и в России; их коллекционировали, оправляли в бриллианты, хотя они вырезались на ониксе и других обычных халцедонах.

Со второй половины XIX века с развитием естественных наук ювелиров привлек мир насекомых, и это стало поворотным моментом в истории броши. Насекомые навсегда поселились в ювелирном мире, и до сих пор подавляющее большинство ювелирных домов имеет свой драгоценный инсектарий, пополняемый время от времени новыми украшениями.

Ювелиры XIX века серьезно подходили к делу и даже имели альбомы с натуралистическими зарисовками насекомых, заказывали эскизы у энтомологов. Арт-объектами становились романтические бабочки, загадочные стрекозы, колоритные редкие жуки, милые божьи коровки.

Еще одним заметным трендом XIX века стали траурные броши, введенные в моду английской королевой Викторией после смерти ее мужа принца Альберта. Королева долгие годы носила в память о муже броши из черных самоцветов.

Если век XVIII стал золотым веком ювелиров, то XIX, несомненно, – серебряным. Кроме иностранных наконец-то громко зазвучали и русские имена: Сазиков, Хлебников, Овчинников. На первый план выходит индивидуальное мастерство художника-ювелира и мастера-исполнителя. Соединяясь с последними достижениями техники, они рождают произведения тонкого вкуса, высокого художественного уровня и совершенного технического исполнения.

Ювелиры охотно используют новые полудрагоценные камни, появившиеся с развитием горного дела: уральские хризолиты, хризопразы, александриты и гранаты. В отделке применяются эмали и гильоширование – гравировка на поверхности металла сетки волнистых, ритмично переплетающихся линий.

В антикварных магазинах можно найти замечательные аметистовые, гранатовые и агатовые броши того времени, украшенные бриллиантами и жемчугом.

Рубеж XIX-XX веков ознаменовался появлением «нового стиля» – «art nouveau», Ар Нуво, более известного как модерн. Главным источником вдохновения стала природа: плавные, изогнутые линии, растительные мотивы встречаются во многих украшениях; появились и абстрактные мотивы.

Легкость и «игра» пришли на смену привычным классическим образам, а имена Фуке, Тиффани и Лалик стали синонимами модерна. Француз Рене Лалик много лет работал сразу в нескольких престижных ювелирных домах: Aucoc, Cartier, Boucheron; он говорил, что украшения были его «первой любовью». Его броши носила и русская императрица Александра Федоровна.

В брошах, как в никаких других ювелирных украшениях, есть большой потенциал для выражения авторской идеи. Поэтому брошь часто становилась зеркалом общественной и политической жизни страны.

Во время второй мировой войны, в 1942 году, в «Картье» создали брошь «Птица в клетке», символизирующую оккупированную фашистами Францию. Вторая брошь – «Освобожденная птица» – появилась в ознаменование освобождения страны.

По моде тридцатых годов ХХ века серебряные и вообще металлические броши носили на воротнике или закалывали ими ниже пояса свободные блузы. ХХ век принес удешевление процесса производства с помощью механизации и химических средств, благодаря чему начался массовый выпуск украшений.

В пятидесятых годах ХХ века вошли в моду крупные броши из бирюзы, аметистов, топазов и других камней в золотых оправах, либо прихотливо перевитых лентами и завитками из мелких бриллиантов.

Очень модны были броши в виде веточек с бриллиантами и горным хрусталем. С середины 1970-х годов в производстве брошей используются совершенно новые материалы и техники, появляется новый художественный язык, броши стали разнообразнее, более изысканными, символичными, ироничными.

Современные ювелиры не просто создают украшения, они стараются выявить скрытые возможности материала, который своим цветом, своей формой, рисунком выразит идею автора. Отсюда и стремление соединить, казалось бы, несоединимые материалы: драгоценные камни, дерево, каучук, простые и благородные металлы, керамику.

Поменялись в ХХ веке и традиционные представления о форме броши, ее применении. Кроме привычных брошей-булавок, застежек, брошей-подвесок появились броши-значки, броши-браслеты, броши на бусы и на сумку, на обувь и головные уборы.

Строго говоря, на обувь и раньше прикрепляли драгоценные пряжки, и на головные уборы и прически – аграфы, однако есть различия, особенно в том, что современные броши несут исключительно эстетическую функцию.

Брошь, несомненно, представляет собой лучшее средство для художника, чтобы выразить свою мысль, она является самостоятельным объектом ювелирного искусства, и как будто даже не создана для роли аксессуара.

Именно к ней обратился Сальвадор Дали, придумав знаменитые броши «Rubylips», «Лебедь Леды», «Глаз времени» и заставив остальных размышлять над образами, запечатленными в этих произведениях, и символами, заключенными в них.

Чем является брошь, как не манифестом, дающим возможность заявить о своих пристрастиях, вкусах, хобби, занятиях и даже политических взглядах?

Конечно, это совершенно особое украшение, «вещь в себе», которая появилась позже остальных украшений, но изменилась сильнее любого из них, и которая из утилитарной застежки превратилась в самое оригинальное и изысканное украшение.

Загрузка...