Опубликовано: 975

"Брестская крепость": Просто и страшно

"Брестская крепость": Просто и страшно

В России периода открытых границ географическая точка Брест стала ничем иным как пересадочным городом.

"От Москвы до Бреста", как в песне пелось, едут туристы, чтобы там, не покидая вокзала, пересесть на автобусы и начать свое путешествие по Европе: от Польши и до… Ездят, смотрят достопримечательности, привозят фотографии и сувениры на память. "На память" – это прекрасно. Это важно и нужно. Но еще нужно иногда путешествовать "для памяти". Чтобы не забывать. Даже то, что и помнить не можешь. Но помнить должен.

Брестская крепость как раз то место, которое позволяет не забыть все то, что мы порой бесстрастно зазубривали на уроках истории: война, неравный бой, Крепость-герой. Громадные скульптурные композиции, возведенные на месте кровопролитных боев, в буквальном смысле возносят до небес подвиг героев-защитников крепости. А рядом руины цитадели, опаленные войной и кровью павших, здесь нет величия, но боль. И масштаб ее крупнее архитектурного. На стене крепости краткая надпись "Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.41 г", под этим "Я" подписались кровью 3,5 тысячи человек, принявших бой с 19 –тысячной армией захватчика. Эта надпись стала определяющей для фильма "Брестская крепость" Александра Котта (продюсеры Игорь Угольников, Рубен Дишдишян, Владимир Заметалин).

Назвать этот фильм художественным значит принизить грандиозную, без преувеличения, работу всей команды фильма. Рядом с художественным всегда стоит вымысел. Здесь нет его. Только документы и книга Сергея Смирнова, которые и составили сюжет фильма. Фильм скрупулезно стремится воссоздать, реконструировать страшные эпизоды обороны крепости. Документальность отчасти заслоняет собой сюжетные линии. Зрителя оставляют наедине с главным конфликтом ленты – военным. А факты здесь ярче любых сценарных выдумок.

Фильм снят с уважением к подвигу и героям, но на фоне масштабных сражений создатели не забывают о своей исторической, во всех смыслах слова, миссии. Здесь показано как понимают близость войны и одновременно не верят в ее возможность, не верят, несмотря на массу предупреждений. Здесь, в мирное время, думая о возможной обороне, надеются на стены, не на людей. Здесь герои воюют старыми винтовками, которых отчаянно не хватает против фашистов с новенькими автоматами. Здесь впервые открыто и без оглядки названы фамилии и рассказано о послевоенных судьбах героев обороны крепости. Только за одно это можно поклониться создателям "Брестской крепости".

В фильме три стержневые линии – комиссара Ефима Фомина (Павел Деревянко), командира полка Петр Гаврилов (Александр Коршунов) и Андрея Кижеватова (Андрей Мерзликин). А.Кижеватов крепости не покинул, погиб за нее, ему присвоили звание Героя Совестского Союза посмертно. Петра Гаврилова, попавшего тяжело раненым в плен, в стране, за которую он проливал кровь, – репрессировали, правда, потом, благодаря книге Сергея Смирнова, его все-таки удостоили звания Героя Советского Союза. А имя Ефима Моисеевича Фомина по понятным "политическим" причинам долго замалчивавшееся, наконец, названо. Он героически погиб, но Родина не назвала его своим героем. Он получил только орден Ленина. Посмертно.

Фильм можно было бы счесть историческим пособием, но он не ограничивается документалистикой. Человеческие отношения и эмоции, привычные для мирной жизни, искажаются войной, обретают здесь новый смысл. Всё – как в последний раз. И ценно каждое мгновение, каждый взгляд. Как капля воды, которой так нехватало защитникам цитадели. Недаром главный монумент крепости носит название "Жажда". В фильме - эпизоды, связанные с водой, с ее катастрофической нехваткой сделаны тонко и точно. На премьере фильма в Брестской крепости ветеранам раздали фляги, они наполнили их у реки и символически вылили воду в каску каменного солдата. Вода – символ жизни. В условиях борьбы за жизнь этот смысл преумножается многократно.

Структурно фильм разделен на три части – до войны, во время и после. Можно было бы сравнить это с тремя возрастными периодами жизни человека, но, видя как в кадре за мгновенье стареют дети, понимаешь, что война – это отдельная жизнь. Переходы между фрагментами фильма плавные, несмотря на всю его стремительность и динамику. Вот мирное время, привезли кино, радость. "Смотри, как люди живут", – говорит девушка своему ухажеру-киномеханику, и вдруг пленка обрывается. Война. А на войне будут крутить не ручку кинопроектора, но динамо-машины, чтобы круглые сутки обеспечить свет доктору (Александр Сирин), который в нечеловеческих условиях будет делать операции, чтобы возвращать раненых к жизни, к очередной схватке со смертью. И все это до последних сил, без сна, до изнеможения, до последнего выстрела себе в висок. От осознания бессилия.

"Брестская крепость" – о неутоленной жажде. Жажде победы, жажде жить. Еще о том, что поговорка "мой дом – моя крепость" – это для мирного времени. Война все переворачивает, здесь крепость, личная, человеческая на первом месте. А еще нельзя забывать тех, кто не утолил своей жажды, но напоил землю собой, своей кровью. Забывать нельзя. Просто для того, чтобы не забыть человека в себе. Не избыть. Человек без памяти, по Иосифу Бродскому, "совершенный никто". Надо помнить. Всегда.

Автор: Эмилия Деменцова
Источник:
РУСКИНО 

Загрузка...