Опубликовано: 1277

Александр Гордон: «Этот фильм – единственное, за что мне не стыдно»

Александр Гордон: «Этот фильм – единственное, за что мне не стыдно» Фото - Алексей Павлов, специально для Культура.Gazeta.kz

Российский теле- и радио ведущий, журналист, актер и режиссер Александр Гордон в минувшую пятницу презентовал свой новый фильм «Огни притона» на закрытом показе в Алматы.

Презентацию организовала Сеть мультиплексов StarCinema.

Главные роли в фильме исполнили Оксана Фандера, Алексей Левинский, Евгений Цыганов, Богдан Ступка, Ада Роговцева. «Этот фильм - единственное, за что мне не стыдно. Кроме ребенка, а может быть, двух. Не стыдно по-настоящему», - сказал Александр Гарриевич перед показом картины.

Съемки фильма начались еще 4 года назад. В связи с кризисом средств не хватило на то, чтобы закончить картину сразу. До тех пор, пока ситуация со средствами не решилась, Александр Гордон вовсю занимался монтажом картины.

Это второй полнометражный фильм Александра, который, как и первый («Пастух своих коров»), был снят по повести его отца - Гарри Гордона. Повесть, в отличие от других произведений Гарри Борисовича, не автобиографична, а полностью выдумана.

Сюжет фильма берет свое начало в Одессе, образ которой идеализирован, в конце 50-х годов. Мама Люба – хозяйка маленького борделя, состояящего из двух девочек – Зинки-Гитлера и Зиготы. Главная героиня аллегорична, потому и имя её – Любовь. Она воплощает в себе любовь в современном мире. Особенно запоминается её фраза: «жалко людей, особенно всех». Символично и то, что в фильме она умирает, для того, чтобы потом снова воскреснуть в наших сердцах.

Как говорит сам режиссёр, «это совершенно сконструированная искусственная ситуация, в которую нужно вдохнуть жизнь. Вся подробность быта, мелочей существования понадобилась только для того, чтобы не сделать из этого очередную беззубую притчу».

Возраст современной аудитории в кинотеатрах – молодежь 14-20 лет. Картина «Огни притона» же, по словам Александра Гарриевича, ориентирована на возраст 25 и больше. «Честно говоря, когда я снимал, я представлял себе некую  аудиторию. Она оказалась отличной, от той, которую я увидел перед собой. Вопросы, которые я поднимал для себя в этом фильме, как оказалось, волнуют не всех. Часть аудитории, или даже вся, находит там свои вопросы. Мне сначала стало интересно, потом тяжело, потом невыносимо и вот опять интересно!» - признается автор.

«Я не профессионал в кино, в том смысле, что мне нет нужды бегать за сценариями и каждые два года снимать картину, которая должна так или иначе отмечать мой творческий путь», - говорит Александр Гордон. «Каждый из нас живет, кто-то лучше, кто-то хуже, кто-то интенсивней, кто-то задумываясь, а кто-то, к счастью, не задумываясь над тем, что происходит. Но жизнь настигает  даже самых неразумных людей, задавая вопросы, на которые они ответить не могут. И каждый выбирает, отвечать на эти вопросы или нет. Для меня кино созревает тогда, когда у меня накопилось некоторое  количество вопросов - к себе и жизни - которые без этого способа, то есть без производства кино, я в себе разрешить не могу.

«Главным достоинством любого кино сегодня я признаю признаки жизни в нем, даже если они минимальны. Этот фильм - манифест, потому, что я снимал его не как режиссер, а как зритель, который устал от режиссерского пренебрежения, ненависти, обвинения, неуважения. И как зрителю это кино мне нравится, несмотря на все его несовершенства. Я абсолютно убежден, что совершенное кино - это мертвое кино. Только незаконченное, несовершенное кино, где есть трещина бытия, куда может затечь жизнь – по-настоящему живое».

«Если после этого фильма возникают слезы - это не слезы жалости к себе, которые обычно вызывают сентиментальные сериалы, а слезы соучастия. Любовь - это талант, такой же, как вера, не каждый из нас, как бы мы этого ни хотели, этим талантом наделен. Но если нет таланта любить, то способность жалеть есть у каждого».

Задача самого массового из искусств сегодня, по мнению Александра Гарриевича, - утешение. «Если я снимая это кино, смог утешиться сам, и если терапевтический эффект будет оказан еще на какое-то количество зрителей этого фильма, даже вопреки эстетическому восприятию, то я буду доволен сделанным».

«Если зритель выходит из зала не с гирями на ногах, а хотя бы с зачатками крылышек за спиной, если он смотрит на свою жизнь чуть-чуть под другим углом, изнутри... Он понимает, что жизнь подла, невыносима, трудна, но не жить что ли? Вот если выходят из зала с сочувствием к другим, я счастлив. Если нет, значит, мне не удалось достичь главного».

После проката в России картину планируется показать на Первом канале в «Закрытом показе». Ругать «Огни притона» Александр не будет. «Я знаю его недостатки, и знаю, что его недостатки - заодно и его достоинства».  

Рецензия на фильм «Огни притона».

Загрузка...