Опубликовано: 862

А что же Тарас?

А что же Тарас?

 "А что же Тарас?", - спрашивал Николай Васильевич в своей повести. Владимир Бортко почти 200 лет спустя решительно ответил Гоголю и зрителю.

И сам герой Бульба получился монолитным по характеру, и целиком фильм производит впечатление произведения монументального, эпического. От него веет максимализмом Церетели и былинностью картины Васнецова "Богатыри".

В фильмах по чьему-то известному произведению всегда очень сложно отделить каноническое ("что хотел сказать автор") от насущного ("о чем говорит режиссер"). Видимо, в рамках школьной программы по литературе тексты подводок к произведениям немного перепутали. Потому что знакомый с детства сюжет на экране меняет привычную расстановку акцентов. Богдан Ступка в образе Тараса Бульбы скорее великий оратор. Хотя и крови в бою будет показано достаточно.

Владимир Бортко с закрепившейся за ним славой режиссера, держащегося оригинального текста, и "Тараса Бульбу" снабдил множеством прямых цитат. Однако позволил себе смикшировать их таким образом, что не всегда прослеживается последовательность повествования. Кроме того были добавлены вовсе не гоголевские штрихи: оживление полотна Репина "Запорожцы пишут письмо турецкому султану", гардемариновские кивки головой младшего сына Бульбы в сторону прекрасной панночки, мученическая смерть последней.

По замыслу создателей, озвученном на сайте "Вестей" картина должна была будить лучшие чувства и рассказывать о главном: любви к общей Родине. А получилось как всегда, когда хочется как лучше. В отзывах появились реплики остро, я бы сказала, политического характера. Сводились они примерно к тому, что фильм еще раз напоминает кто кому старший брат...

Задушевный тон и бархатный голос Сергея Безрукова за кадром звучит крайне волнительно. Такое выразительное чтение отсылает к оригиналу и придает фильму еще больше эпичности. Читает Сергей за автора. То есть, можно сказать, играет самого Николая Васильевича. А не решат ли теперь господа режиссеры, что это вершина мастерства? Ни секунды в кадре, а еще один великий образ в послужном актерском списке. Триумф голосообладателя может сыграть злую шутку и закрепить за Безруковым место в звуковом кинематографе.

Зрительский слух ласкал еще один достойный муж. Петербуржец Корнелюк до краев заполнил фильм звуками музыки. Тут уже никто не скажет, что грохот битв заглушал его торжественные саундтреки. А когда на экране разворачивалась трагическая любовная линия, музыка становилась нестерпимо трепетной и романтичной. Лихо, вслед за сюжетом, менял он аудионастроение, впитав при этом все лучшее: от Микаэла Таривердиева до Максима Дунаевского.

Определенно режиссеру, как и писателю до него - удалось заставить зрителя страдать и за тех, и за других. Вот и самый первый (в картине) монолог Бульбы с фразой: "Нет, братцы, так любить, как русская душа, - любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал бог, что ни есть в тебе", - становится, отрицая все остальные смыслы, индульгенцией Андрию в исполнении Игоря Петренко. Именно так он и поступает. Только любовь его принадлежит не родине, не товариществу, а женщине. Но все в рамках страстной речи его атамана-отца.

Старший сын Остап (Владимир Вдовиченков), которому Николай Васильевич устами своего героя велел терпеть, дабы стать атаманом, у режиссера становится еще одним воплощением Иисуса. Все повторено как в разнообразных интерпретациях библейской темы. И муки подвешенного человека и воззвание к отцу. Сцена Казни Остапа была такой подробной и детальной: последовательное ломание конечностей, лицо мученика крупным планом и крюк, с трудом протыкающий молодецкое тело.

На фоне корифеев, изображающих казаков Бориса Хмельницкого, Михаила Боярского, Александра Дедюшко и других, душевно смотрелся жид Янкель (Сергей Дрейден). Мало того, что он всегда был рядом с Тарасом Бульбой, его короткий монолог о судьбе еврейского народа заставлял сопереживать ему сильнее, чем храбрым воинам-казакам, читающим предсмертные монологи о любви к земле русской.

Владимира Бортко уже обвинили в некоторой некинематографичности подобного хода. Но это безосновательные обвинения. Почему главному герою голливудского боевика по умолчанию позволено изливать на зрителя значительную часть собственного остроумия во время полета пули в лоб (кстати, обычно от такой дуры уклоняются в самом конце длиной тирады), а воплощенным на экране казакам с колотыми смертельными ранами нельзя успеть попрощаться с товарищами?

В экранизации, как и положено, должное внимание уделили батальным сценам. Кони, люди, шашки наголо, копья и редкие выстрелы. К этим зарисовкам событий у внимательных зрителей тоже были претензии. Зато лошади на экране не страдали. Даже в кадре прыжка в реку животных почти следом показывают плывущими. Но и тут закралась детективная история: гибель рысака во время съемок, озвученная в СМИ, режиссером резко отрицается.

В общем, фильм удался. Он вызывает противоречивые эмоции, но в нем есть все: огромный бюджет, расширенная любовная линия, реалистичность в изображении голода, продуманные костюмы, известные артисты и юбилей автора первоисточника. А благодаря гениальному ходу с рождением у панночки бульбовского внука так и хочется видеть перед титрами: продолжение следует…

Фото с сайта http://www.filmz.ru/film/3303/photos

Загрузка...